Дмитрий Катин: Мединскому Зиновьев не нужен. И точка. А народу?

Удивительным, если не сказать безобразным, равнодушием отмечено отношение российской власти к личности и наследию великого русского философа Александра Зиновьева, имя которого чтут во всем мире, кроме, как это ни странно, России. Вернее будет даже сказать, что отношения этого нет вовсе. А напрасно. 

Автор 70 книг, переведенных на 26 языков, сегодня востребован, как никогда, например, в Китае, где в творческом наследии «русского Конфуция» увидели стратегические коды, способные облегчить гармоничное развитие китайскому обществу на долгую перспективу. И вот – разработан и воплощается в жизнь масштабный проект, предусматривающий издание произведений Зиновьева многомиллионными тиражами, преподавание его наследия в университетах страны, установку памятников русскому философу в Пекине и Даляне, открытие в КНР общественного центра по изучению трудов Зиновьева, а также разнообразные выставки, фильмы, телепередачи, концерты. 

Китайцам Зиновьев нужен. Нужен он и европейцам, о чем вдове писателя Ольге Зиновьевой при личной встрече, прошедшей недавно в Белграде, говорил президент Сербии Александр Вучич. Германия, Греция, Италия – нет таких мест в Европе, где не знают творческого наследия Зиновьева. Зиновьевские общества открыты во многих странах мира, произведения его легко найти практически в любых книжных магазинах за рубежом. Имя русского философа, точно ключ, открывает сердца интеллектуалов во всех уголках планеты. 

И лишь в России опальный в советское время писатель по-прежнему остается «не в чести». 

Чем же он так провинился перед нашими власть предержащими? Может быть, тем, что, будучи боевым летчиком, защищал Родину на фронтах Великой Отечественной войны? Или тем, что, оказавшись в вынужденной эмиграции, никогда не позволял себе поносить свое Отечество? А может, тем, что вернулся без фанфар и бравурных маршей на вокзалах из благополучной Баварии и стал жить жизнью своей страны, не стараясь «выслужиться», «прислониться» к новым могущественным властителям? 

Фактическое отсутствие духовных лидеров в жизни российского общества так и не воспламенило нынешних идеологов на поиск тех самых скреп, о которых говорил президент Путин, имея, вероятно, в виду открытие консенсусных личностей и событий, способных сплотить и воодушевить народ. 

Как обычно, пошли по проторенному пути наименьшего сопротивления, оставив, по сути, на поверхности проверенных кумиров либерального толка. Открыты и действуют центры Ельцина, Сахарова, Солженицина. А Общественного центра Зиновьева в России нет и не предвидится, несмотря на многочисленные предложения его создать. Возможно, потому, что Зиновьев проявил себя не только независимым философом, но и бескомпромиссным патриотом своей Родины? А это, по-видимому, и для сегодняшних чиновников во власти опасная позиция. 

Во все мыслимые инстанции обращались инициативные группы с напоминанием – осенью грядет 95-летие А.А. Зиновьева, необходимо что-то сделать не на кустарном уровне научного капустника, а в государственном масштабе. Предлагались и выставки, и фильмы, и концерты. В ответ – глухая стена равнодушия. 

Верх бескультурия в этом вопросе проявил, разумеется, министр культуры. Господин Мединский не пожалел бумаги, чтобы устами своего заместителя (ну, не самому же) отфутболить все инициативы в сторону другого ведомства: мол проведение выставок, участие в литературных премиях не относится к компетенции министерства. 

«Подведомственные музеи не имеют возможности для организации данного проекта в связи с плотным графиком выставок, который на 2017 год уже полностью сформирован, а лимиты Министерства культуры Российской Федерации на 2017 г. в настоящее время распределены в полном объеме». Так коротко и сухо высокопоставленный чиновник распорядился памятью того, кем в ином государстве его коллеги гордились бы бесконечно. 

Еще ранее господин Мединский отказался помочь в организации выставки живописных и графических произведений Зиновьева ни в Третьяковской галерее, ни где-либо еще, ссылаясь на пресловутый «плотный график», что не помешало, впрочем, провести в залах той же Третьяковки в мае сего года перформанс с девицами в грязных трусах или выставки американского фотографа Джока Стёрджеса, который в самой Америке попадал под следствие по обвинению в детской порнографии. 

Не интересно Мединскому ни установление памятника своему великому соотечественнику, ни даже памятной доски на доме, где он жил. Никого не беспокоит, что в книжных магазинах России больше нет книг Зиновьева, поскольку их издание прекращено. И на таком фоне нет ничего удивительного в том, что в канун юбилея философа Фонд президентских грантов отказался поддержать проект по учреждению международной премии интеллектуальной литературы "Зиновьев". 

Зато к «компетенции министерства культуры» очень даже относится многомиллиардная суета вокруг грядущего 100-летнего юбилея Солженицына. И места для выставок нашлись, и деньги на издание книг, и фильмы, и экранизации, и чтения, и олимпиады среди школьников. Жаль, что никто не услышал при этом слов писателя Юрия Полякова: «Нынешний «заблаговременный» предъюбилейный ажиотаж в связи с приближающимся столетием А.И. Солженицына выглядит в какой-то мере неуместным. Солженицын не просто уехал в свое время из Советского Союза... по сути, исторической России, но фактически призывал американцев начать против него войну». 

Странно, что нынешняя власть не видит того, что находится прямо перед ее глазами. Того, что поняли далекие китайцы и что является очевидной точкой роста для общества без идеологических догм и навязанных сверху ценностей. Россия в очередной раз демонстрирует удивительное безразличие к собственному богатству, которым с энтузиазмом пользуется весь мир. 

Ну, не нужен российским чиновникам Зиновьев, не знают они его, не понимают. Однако та фронтовая чарка, которую осенью поднимут в память русского философа, писателя, художника миллионы почитателей его творчества, станет несмываемым пятном позора на репутации сегодняшней российской бюрократии. 

Дмитрий Катин, Агентство СЗК

Мнение эксперта

Фото: Фрагмент картины «Отчаянье, Старик в горе на пороге вечности», Винсент Ван Гог, 1890 г.

Всё–таки напрасно мы (простите, отдельные малосознательные элементы) порой занимаем критическую позицию по отношению к руководителям нашей экономики. На самом деле они люди слова. Сказали, что будут проводить непопулярные меры, и нате, пожалуйста! Налог на добавленную…

Интервью

Алексей Козырев: Россия – это тоже Европа, но другая Европа

У россиян старшего поколения понятие «философия» прочно ассоциируется с определением «марксистско-ленинская». Просто другой в советской действительно и не было, а эта «классовая», правильная пронизывала все поры тогдашнего общества. С тех пор немало воды утекло –…

Коротко

Вячеслав Макаров о футбольных Нью-Васюках

«После вчерашней победы с командой Египта мы гордимся уже своей сборной, думаю, что она должна проявить характер и в том числе — от той точки опоры, о которой я говорил, перевернуть ее, с Санкт-Петербурга перенести на весь геополитический мир, на все те проблемы, которые есть, которые позволяют успешно (их) решать. От этого выиграют все... Этот чемпионат перевернул весь футбольный мир, а возможно, не только футбольный».

    Вячеслав МАКАРОВ, спикер Законодательного Собрания Петербурга

    На злобу дня

    Артур Шопенгауэр о пенсионной реформе и повышении НДС в России

    "Государство — не что иное, как намордник для усмирения плотоядного животного, называющегося человеком, для придания ему травоядного характера".

      Артур ШОПЕНГАУЭР, немецкий философ

      Почему в России нельзя повышать пенсионный возраст, а цифрам «средней заработной платы» можно доверять примерно так же, как средней температуре пациентов по больнице.

      Книжный

      «Война на Донбассе. Оружие и тактика»

      В московском издательстве «Вече» вышла в свет книга военного историка Александра Широкорада «Война на Донбассе. Оружие и тактика». Событиям на Донбассе посвящены десятки книг. Но…

        Go to top