Павел Родькин: Великий социо-исторический раскол

Фото: Фрагмент картины художника С.Н. Самокиша "Битва за знамя" (1922) Фото: Фрагмент картины художника С.Н. Самокиша "Битва за знамя" (1922)

Великое социальное расслоение, охватившие все человечество и набирающее силу в современной России, означает не только имущественное, культурное или даже биологическое неравенство людей. Одним из его аспектов стал идеологический раскол, который проявляется на уровне отношения к истории и исторической политике. Такого раскола не существует на Западе, он является отличительной чертой и политической реальностью именно в России и особенно актуален в контексте официальной идеологии народного единства. 

Сегодня в России социальное расслоение фактически признается и рассматривается как норма, при этом общество должно сохранять единство на базе неких надклассовых ценностей. Общая история и историческая память и должна стать такой «скрепой». Проблема заключается в том, что сложившиеся в ходе социальной контрреволюции два разных общества – элиты и массы, – живут в мало пересекающихся  реальностях, в разных системах ценностей и соответственно в разных версиях истории. В западном обществе, повторимся, не было альтернативного опыта социальной эволюции, именно поэтому в России линия социального раскола проходит через символы, культуру, праздничные даты, всю историю. 

Советский период является не только идеологически неудобным, но и политически опасным, ведь советская история – является на практике реализованной социальной альтернативой не только по отношению к Западу, но и уже по отношению к сегодняшней России. Этот период называется «черным провалом», «трагедией» и т.п. Вычеркиванию из истории подвергаются все положительные упоминания о советском прошлом, десоветизация коснулась даже такой святой даты, как Победа советского народа и советского общества в Великой Отечественной войне, символы которой подвергаются плавному, но беспощадному искажению. И задрапированный мавзолей Ленина – уже частный случай, за которым стоит ультиматум, который элиты ставят массам. 

Изменено должно быть не только настоящее, но и прошлое, такова абсолютная логика власти. Общая история утверждается сегодня как образ, с помощью которого навязываются ценности неолиберального общества и триумф его безальтернативности. Для масс нет больше точек опоры ни во вне, ни внутри, ни в прошлом, ни в будущем, план которого уже прописан корпоративными футурологами. И здесь на самом деле нет ничего необычного, историю как всегда пишут победители.

Павел Родькин, доцент Высшей школы экономики, член Зиновьевского клуба – для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: соцсети

«Этот художник следовал одному из принципов современного искусства: «Чем обнажённее, тем лучше для искусства". Он соединил два совершеннейших энергетических источника: символ русского авангарда и наших красавиц — и поступил совершенно верно. Молодец! Пять с плюсом!»…

Интервью

Фото: http://www.format-a3.ru

Террористический акт в Санкт-Петербурге всколыхнул общество. Когда прошел первый шок от случившегося, наступил период осмысления трагедии. И невольно появились вопросы. Наиболее остро и полно, на наш взгляд, их сформулировал в своем посте Виталий Третьяков, декан…

Коротко

Фото: http://atn.ua

"Вряд ли стоит рассчитывать на отмену санкций в ближайшем будущем. В то же время несомненно, что политическая и экономическая логика объективно направляют ход событий именно в русло их снятия. Рано или поздно это произойдет".

    Валентина МАТВИЕНКО, спикер Совета Федерации РФ

    На злобу дня

    Александр Зиновьев о том, почему русские бьют тех, кто оскорбляет День Победы

    "Машина, на которой я летал (Ил-2), была потрясающей во многих отношениях. Я ее считаю самым гениальным изобретением для целей войны. Однажды я должен был фотографировать результаты работы эскадрильи по бомбежке железнодорожного узла. Я должен был зайти на цель, включить фотопулемет и ни в коем случае не маневрировать, т. е. не уклоняться от зенитного огня. И меня основательно изрешетили. Один снаряд угодил в ящик для пулеметных лент, другой - в мотор. Heсколько цилиндров вышло из строя. Но я все-таки дотащился до ближайшего аэродрома, где "сидел" другой полк, и приземлился. Осматривавшие мою машину инженеры заявили, что в таком состоянии самолет теоретически не мог лететь. Но я все-таки долетел".

      Александр ЗИНОВЬЕВ, советский и российский философ, писатель

      Видеохроника

      Природоподобные технологии – новые вызовы и новая философия развития

      Новая технологическая революция, связанная с возникновением и развитием природоподобных технологий, безусловно, изменит лицо цивилизации. Появятся суперлекарства, откроются новые возможности в энергетике, в производстве новых материалов…

        Книжный

        Александр Широкорад – «Тайны февральской революции»

        В феврале 2017 г. в издательстве «Вече» вышла книга известного российского военного историка, писателя и публициста Александра Широкорада «Тайны Февральской революции».  2017 год принято называть,…

          Go to top