Павел Родькин: Великий социо-исторический раскол

Фото: Фрагмент картины художника С.Н. Самокиша "Битва за знамя" (1922) Фото: Фрагмент картины художника С.Н. Самокиша "Битва за знамя" (1922)

Великое социальное расслоение, охватившие все человечество и набирающее силу в современной России, означает не только имущественное, культурное или даже биологическое неравенство людей. Одним из его аспектов стал идеологический раскол, который проявляется на уровне отношения к истории и исторической политике. Такого раскола не существует на Западе, он является отличительной чертой и политической реальностью именно в России и особенно актуален в контексте официальной идеологии народного единства. 

Сегодня в России социальное расслоение фактически признается и рассматривается как норма, при этом общество должно сохранять единство на базе неких надклассовых ценностей. Общая история и историческая память и должна стать такой «скрепой». Проблема заключается в том, что сложившиеся в ходе социальной контрреволюции два разных общества – элиты и массы, – живут в мало пересекающихся  реальностях, в разных системах ценностей и соответственно в разных версиях истории. В западном обществе, повторимся, не было альтернативного опыта социальной эволюции, именно поэтому в России линия социального раскола проходит через символы, культуру, праздничные даты, всю историю. 

Советский период является не только идеологически неудобным, но и политически опасным, ведь советская история – является на практике реализованной социальной альтернативой не только по отношению к Западу, но и уже по отношению к сегодняшней России. Этот период называется «черным провалом», «трагедией» и т.п. Вычеркиванию из истории подвергаются все положительные упоминания о советском прошлом, десоветизация коснулась даже такой святой даты, как Победа советского народа и советского общества в Великой Отечественной войне, символы которой подвергаются плавному, но беспощадному искажению. И задрапированный мавзолей Ленина – уже частный случай, за которым стоит ультиматум, который элиты ставят массам. 

Изменено должно быть не только настоящее, но и прошлое, такова абсолютная логика власти. Общая история утверждается сегодня как образ, с помощью которого навязываются ценности неолиберального общества и триумф его безальтернативности. Для масс нет больше точек опоры ни во вне, ни внутри, ни в прошлом, ни в будущем, план которого уже прописан корпоративными футурологами. И здесь на самом деле нет ничего необычного, историю как всегда пишут победители.

Павел Родькин, доцент Высшей школы экономики, член Зиновьевского клуба – для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: http://www.rusfact.ru

Слышать об унижениях, которым подвергаем МОК наших спортсменов, горько и обидно. Надо ли говорить, что с СССР никто и ни при каких обстоятельствах не смел бы так поступить. Всем понятно, что за действиями никого не…

Интервью

Джульетто Кьеза: Существование России – это единственный фактор, способный остановить Запад

Джульетто Кьеза - один из самых известных в мире журналистов и писателей. Он был московским корреспондентом таких газет, как «Унита» (1980—1990) и «Ла Стампа» (1990—2000). Автор многих громких расследований, связанных с политикой мировой финансовой закулисы. …

Коротко

Фото: Агентство СЗК

"Сегодня в нынешней России преобладают идеи Запада, через каналы телевидения передается образ жизни по западному образцу. Поэтому мы все «форматированы» их идеями. В течение ближайших двадцати лет весь мир изменится. Необходимо строить интерпретацию мира, иначе мы не сможем понять, что будет происходить в будущем".

    Джульетто КЬЕЗА, итальянский публицист

    На злобу дня

    Луций Анней Сенека о задержании во Франции олигарха-сенатора Керимова

    "Лучше иметь не деньги, а власть над теми, у кого они есть".

      Луций Анней СЕНЕКА, римский философ

      Очередная серия киноальманаха, посвященного творческому наследию Александра Зиновьева

      Книжный

      Александр Широкорад - «Союз, который мы потеряли»

      Ностальгии по СССР посвящено уже немало книг. Военный историк, писатель и публицист Александр Широкорад написал еще одну - «Союз, который мы потеряли». Как жили в…

        Go to top