Кто растормошит «болото»?

Фото: www.yandex.ru Фото: www.yandex.ru

Во время Великой французской революции появился новый политический термин - «болото». Так иронично современники называли самую многочисленную «фракцию» депутатов Национального Конвента. У них не было ни своей программы, ни каких-либо устойчивых политических предпочтений, «болото» поддерживало то левых (монтаньяров), то правых (жирондистов), в зависимости от ситуации. Соответственно, и тем, и другим приходилось использовать все свое красноречие и тратить массу усилий, чтобы перетянуть его на свою сторону.

А теперь вспомним слова немецкого философа Гегеля: «История повторяется дважды: первый раз в виде трагедии, второй — в виде фарса». Скажем прямо – большинство российских избирателей иначе как «болотом» не назовешь. Политикой не интересуются, кандидатам не верят, на выборы идти не хотят. А если их заставят проголосовать тем или иным способом - сделают так, как скажут. Если кто-то и захочет сам отдать свой голос, то решение будет спонтанным, и кандидат скорее всего будет выбран в последний момент.

Я не беру отдельные регионы, где население крайне политизировано за счет беспредела властей, разваливающейся экономики или катастрофической экологии. Но в большинстве избирательных округов значительная часть электората – это «болото» и 208-й округ исключением не является.

Впрочем, с уроков биологии в школе известно о пользе болот как резервуаров чистой воды и поглотителей углекислого газа. Так и «электоральное болото» может стать дополнительным источником голосов для кандидатов. Может, но не факт, что станет.

Первое. Кому не нужно и совершенно безразлично наше «болото» – это «самовыдвиженцу» Олегу Леонову. У него и так все хорошо – плакаты на улицах, портреты надежно прикрыты стеклом на досках у каждого подъезда. Встречи с избирателями прекрасно срежиссированы, на каждый чих приезжает съемочная группа, чтобы мгновенно снять и отправить в соцсети профессионально смонтированный сюжет. Московские СМИ заполнены статьями о нем, любимом. А неудобные вопросы о связи с «Единой Россией», источниках финансирования, стоимости избирательной кампании, незаконном сборе личных данных граждан в интересах неких политтехнологов и т.д. можно проигнорировать, в крайнем случае прикрыться авторитетом «Лизы Алерт». Голоса ему не нужны. Будет мало – нарисуют.

Второе. Есть такие ключевые слова, как известность и узнаваемость - партии не случайно привлекают медийных фигур, актеров, спортсменов, поскольку многие просто голосуют за знакомое лицо и фамилию в бюллетене.

С этим в округе проблема. Депутатов-муниципалов Якова Якубовича («Партия роста») и Магомета Яндиева («Справедливая Россия – Патриоты – За правду») знают только в своих районах и за их пределы они вряд ли смогут выйти. Максим Шевченко («Российская партия свободы и справедливости»), более-менее известный благодаря своему журналистскому бэкграунду, выпускает стримы, этакие «двухминутки ненависти», хамит и ругает власть. Кому-то это даже нравится, только нормальный человек должен задуматься – сможет ли построить что-то хорошее тот, кто так виртуозно все рушит. Единственный, кто реально работает на свою узнаваемость – это Сергей Митрохин («Яблоко») – он скандалит, бегает ломать заборы и ругаться с ЧОПовцами не только во все горячие точки ЦАО, но и в другие избирательные округа, принимает участие в мероприятиях своих конкурентов, откровенно перехватывая у них инициативу. В 2019 году на выборах в Мосгордуму у него все получилось, что будет сейчас – посмотрим.

Кандидаты могут многое списать на недостаток денег и ресурсов. Понятно и то, что власть ограничивает и может в любой момент полностью заблокировать доступ к избирателям, используя ковидные ограничения. Однако встречи с кандидатом, на которые приходят три человека из группы поддержки и две бабушки из соседнего дома, выглядят убого. А газет в почтовых ящиках, агитационных кубов, плакатов и листовок явно недостаточно. Возьмем хотя бы Дмитрия Кошлакова-Крестовского (ЛДПР), который в 2019 году ухитрился заклеить своими портретами весь избирательный округ, что не помешало ему с треском проиграть.

Третье. Кандидаты продолжают работать только со своими традиционными избирателями привычными для них методами. Например, Нина Останина (КПРФ) – это субботники, протесты против власти, «круглые столы», защита москвича от чего бы то ни было – вакцинация, ГБУ «Жилищник», застройщики, самокаты и т.д. Обязательно картинка – знамена и плакаты (по ситуации) и группа соратников, стоящих плечом к плечу с одухотворенными лицами. Такая партийно-комсомольская эстетика времен СССР. Только сторонникам КПРФ это не нужно, они и так отдадут свои голоса партии. А на «болото» такие методы действовать не будут.

Четвертое. Значительную часть усилий кандидаты тратят не на борьбу за голоса избирателей, а на то, чтобы «утопить» Олега Леонова. Причем действуют они сообща, а при проведении совместных мероприятий и дебатов явно стараются, не дай Бог, случайно не обидеть друг друга. Очевидно, для того чтобы более-менее гарантировано свалить кандидата от власти, всем остальным надо договориться, выбрать кого-то одного, кому и слить голоса сторонников. Похоже, что такой торг либо уже идет, либо начнется в ближайшее время. Смогут ли они решить, кто станет таким счастливчиком, – не уверен.

Пятое. В поиске новых голосов не стоит слишком обольщаться, делая ставку на районных активистов. Это живые люди, которые занимаются решением своих конкретных проблем – сохранение исторического здания, капремонт, вырубка сквера у дома и т.д. Они готовы обратиться к любому, кто может помочь, но прекрасно понимают, что их тоже используют. Если сегодня активисты целуются в десны с кандидатом, это вовсе не значит, что завтра они будут за него голосовать.

И, наконец, подводя итоги. Есть реальный ресурс – достаточно растормошить «болото», хочешь победить – используй его. Только как это сделать - готовых рецептов нет.

 

Виктор Тарасов

Мнение эксперта

Фото: www.yandex.ru

Несовершенство современного миропорядка, необходимость его адаптации к меняющимся условиям, а точнее, его воссоздания применительно к новой международной обстановке, находятся в эпицентре мировой политики. Ее отражение - экспертные дискуссии вокруг этой темы, которые активно вовлекают в…

Интервью

Фото: https://yandex.ru

Чем дальше продолжается специальная военная операция на Украине, тем больше вопросов возникает у российской общественности. Тем не менее, верховная власть вовсе не торопится дать исчерпывающие ответы пусть не на все, но хотя бы на самые…

Коротко

Фото: https://yandex.ru

«Официально заявляю, что русские фермеры вертели мнение посольства Нидерландов на сырной мешалке, как все их санкции вертели мы на тракторном валу Кировца. Если голландцы чем-то недовольны – пусть подают в Истринский районный суд и пусть самый честный суд в мире нас рассудит».

    Олег СИРОТА, российский фермер-сыровар

    На злобу дня

    Фото: https://yandex.ru

    «Ох как тяжко жить на Украине, в этом смердючем центре физического и морального разврата, подлости, вранья и злодейства».

      Сергей АКСАКОВ, русский писатель

      В Москве прошел круглый стол, посвящённый отражению деятельности внешней разведки в литературе и кино.

      Книжный

      Фото: https://yandex.ru

      В московском издательстве «Вече» на днях вышла книга известного российского военного историка Александра Широкорада «Нейтралы и союзники в войне против СССР. 1941—1945 гг.».  По политическим…

        Go to top