Эльвира Баландина: Без национальной идеи родная страна не будет домом

Есть вопросы из разряда вечных. « В чем смысл жизни?», «Есть ли на свете любовь?», и т.д. Вопрос о нужности или ненужности идеологии, похоже, из того же ряда. Постоянное возобновление дискуссий по поводу идеологии, национальной идеи, системы общественных ценностей и ориентиров свидетельствует о том, что этот вопрос пока что не получил ответа, а ответа он требует. И это понятно. Если мы признаем нашу страну, наше общество развивающимися, то логичен вопрос «А куда мы развиваемся? Куда мы идем? Что несем в наших делах, наших мыслях и наших душах?» Это как раз вопросы идеологические. Они могут касаться каждого отдельно, и в общем-то каждый человек знает, чего он хочет и куда ему следует двигаться, ибо человек – существо целеполагающее и целесообразное.

Общество, как сложнейшая система связей между индивидами и группами тоже обладает целеполаганием и целесообразностью. Саморефлексия общества, зафиксированная в более или менее оформленной системе взглядов, принципов, идеалов и целей есть не что иное как идеология. Осознающая себя общность всегда открыто идеологична и наоборот, если общество расколото, разорвано, если разные общественные силы имеют очень несхожие интересы, необходимость идеологии в обществе либо отрицается, либо маскируется.

Российское общество на протяжении двух последних столетий «страдало» повышенной саморефлексией не в последнюю очередь потому, что идеологические проекты, периодически рождавшиеся в недрах государства – а государству идеология совершенно необходима для управления обществом – обществом если и принимались, то не все и не полностью. Государство и общество в России всегда находились в отношениях сложных, порой доходящих до конфликта. Недаром же оценочно – нейтральное слово «чиновник» имеет у нас откровенно негативные коннотации.

Общественная мысль России в периодически возобновляемых дискуссиях по поводу идеологии пытается сформулировать такую идею, которая удовлетворяла бы четырем условиям. Первое: она должна выражать интересы самых широких народных масс, выражать их кратко и очевидно, в лозунге понятном и не требующем дополнительных разъяснений. Второе: идея должна и может быть развернута в более или менее непротиворечивую мировоззренческую и ценностную систему взглядов, которая принималась бы и обществом, и государством  хотя бы «в принципе». Третье: идея должна быть такова, чтобы ее можно было предъявить не только российскому обществу, но и мировому сообществу, не рискуя встретить откровенное непонимание или негативную реакцию. Четвертое: идеология должна быть достаточно открытой, диалогичной, доступной для обсуждения, даже критики, но тем не менее достаточно ясно и определенно заявляющей об интересах российского государства и общества.

Нужда в такой идеологии есть, как есть и множество препятствий для ее формирования. Сочинить идеологическую доктрину не столь сложно: собрать группу интеллектуалов, обеспечить их необходимыми материалами, и через некоторое время после споров и дискуссий продукт будет готов. Но будет ли он жизнеспособным – это вопрос. Ответ, отрицательный. Не будет. Наше общество сегодня слишком разномастно, процессы в нем слишком разнонаправленны, социальные группы слишком неоднородны, отношения между ними нередко враждебны, социальные язвы и пороки слишком очевидны… любое более или менее конкретное идеологическое положение, тем более сердцевина идеологии - национальная идея немедленно будет встречена девятым валом критики, начиная с ключевого понятия «национальная идея»: какая национальность имеется в виду? «Российскость» - это национальность? Наше осознание национальности ближе к немецкому, чем к французскому, ближе к «крови и почве», чем к гражданству. А какая объединяющая идея может быть у 1% богатых россиян и 13% официальной бедноты? А что объединит не такую уж малую часть жителей столиц и крупных городов, страдающих от безобразно высокого курса доллара и евро, с жителями сельской России, для которых валютные курсы есть что-то инопланетное. Есть ли перспектива взаимопонимания между поколениями, выросшими в СССР и теми, кто родился и уже вырос в постсоветской России?

Так значит невозможна и не нужна никакая общая идеология, как гласит 13-я статья Конституции? Как представляется, этот вывод неверен. Работа над формированием идеологии должна вестись, потому что вопрос остается и будет «болеть»; потому что такая работа позволит осмыслить наш путь «после СССР», возможно, такая работа поможет преодолевать расхождение интересов народа и государства; потому что без объединяющей национальной идеи родная страна не будет домом, а будет лишь местом проживания, которое легко поменять на любое другое. А у человека должен быть дом: то место, куда он возвращается, где его корни, дым его отечества.

Поэтому надо работать, надо думать, не торопиться, но думать и работать, постоянно возвращаясь к вопросу «Кто мы? Где мы? Откуда мы пришли и куда мы идем?». Если мы ответим на эти вопросы честно и прямо, ответы лягут в основу нашей отечественной идеологии, и нам будет что сказать о себе как самим себе, так и миру.

Эльвира Баландина, кандидат философских наук, член Зиновьевского клуба МИА «Россия сегодня» - для Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: http://kg.utro.news

Должен признаться, что в своём материале «Украина: гражданская война или оккупация» я сделал неверный прогноз о том, что на выборах на Украине в 2019 года победит П.А. Порошенко. На самом деле он проиграл с разгромным…

Интервью

Фото: Агентство СЗК

Закон и справедливость, их наличие или отсутствие, их несоблюдение и попрание, их соотношение и их противоречие – вечная тема для России. Причём, если закон трактуется всеми примерно одинаково как нормативно-правовой акт, устанавливающий границы возможного поведения,…

Коротко

Фото: http://www.iarex.ru

"Это наш большой сосед, страна с намного большим потенциалом, чем у Польши. За исключением одного — я думаю, что у нас больше смелости, мы более храбрые и способны бороться до конца. Это то, что мы продемонстрировали во Второй мировой войне".

    Анджей ДУДА, президент Польши

    На злобу дня

    Сергей Капица о деградации литературы и книгоиздания на фоне "потемкинского" фестиваля книги на Красной площади

    "Если Россия и дальше будет двигаться этим же курсом, то ещё лет через десять не останется и тех, кто сегодня хотя бы изредка берёт в руки книгу. И мы получим страну, которой будет легче править, у которой будет легче высасывать природные богатства. Но будущего у этой страны нет!.. Я предупредил министров: Если вы будете продолжать такую политику, то получите страну дураков. Такой страной легче управлять, но у неё нет будущего... Время идёт, а процессы, которые ведут к деградации нации, никто даже не пытается понять и приостановить... У нас происходит полный разрыв слов и дел. Все говорят об инновациях, но при этом не делается ничего, чтобы эти лозунги начали осуществляться. И объяснения «Я так много работаю. Когда же мне ещё и читать?» не могут служить извинением. Поверьте, наше поколение работало не меньше, но время для чтения при этом всегда находилось. А производительность труда в обществе несколько десятков лет назад была выше, чем сейчас... Сегодня же чуть ли не половина трудоспособной молодёжи…

      Сергей КАПИЦА, советский и российский ученый-физик, просветитель, телеведущий

      Может ли наш великий и могучий русский язык оставаться таковым, если страна слабеет и топчется на месте?

      Книжный

      Журнал «Аврора», №1-2019

      Вышел первый номер журнала «Аврора» за 2019 год и в тот же день отправился в «Первую полосу» и на встречу с подписчиками. Что интересного в…

        Go to top