Ирек Зиннуров: В нашем спорте между любителями и профи огромный перекос

Недавно Госдума РФ приняла в первом чтении законопроект, которым предлагается ввести квалификационные категории спортивных тренеров и установить порядок их присвоения. Чуть позже в Совете Федерации состоялся «круглый стол», на котором представители тренерского корпуса и спортивной общественности обсудили проблемы модернизации системы физического воспитания детей, и, в частности, переход спортивных школ из Минобразования в Минспорт, что предусмотрено 412-ФЗ.

Парламентский корреспондент Агентства СЗК побеседовал с известным российским ватерполистом, двукратным призёром Олимпийских игр (2000 и 2004), депутатом Госдумы VII созыва от партии «Единая Россия» Иреком Зиннуровым.

- Федеральный закон 412 неоднозначно воспринимается тренерским сообществом и спортивной общественностью. Кроме множества «за» звучит и немало «против». Как Вы оцениваете его?

- С одной стороны, перевод детских спортивных школ вроде бы напрашивался сам собой.  Все логично – детские спортивные школы должны относиться к ведомству спорта.

Тем не менее, в том, что касается человеческого фактора – тут не все столь однозначно. Скажем, тренер-преподаватель становится просто тренером. И при этом он теряет весь педагогический социальный пакет. А сюда входит, например, выход на пенсию после 25-летнего стажа педагогической работы. Или, скажем, отпуск у тренера был 52 дня, а сейчас он сократился практически вдвое. Правда, еще 10 дней дополнительно можно взять по линии профсоюза. Однако я не наблюдаю в профсоюзе множества детских тренеров – их финансовое положение таково, что делать какие-то лишние отчисления не получается.

Есть еще нюансы. Скажем, в системе образования тренеру засчитывали академический час отработки, который длился от 35 до 45 минут (это зависит от возраста ребят). А ныне тренеру засчитывают астрономический час – 60 минут. То есть теперь тренеру приходится работать существенно больше времени и устраиваться на несколько ставок. Детские тренеры в России вынуждены вести одновременно по шесть секций, чтобы дотянуть хотя бы до того уровня зарплаты, что была в системе образования.

Кроме того, еще до перевода школ молодые люди неохотно шли в детские тренеры. А сейчас ситуация стала еще хуже. Общаясь со студентами, которые учатся в спортивных вузах, я часто слышу от них серьезные сомнения: «А стоит ли вообще выбирать такую специальность – детский тренер?»

А что делать с тренерским составом, у которых педагогический стаж подходил к рубежу, когда можно выйти на пенсию? И им говорят: «Отныне у тебя этого стажа нет, и ты будешь работать на общих основаниях с более молодыми коллегами». А между прочим, думаю, что немало детских тренеров ради этого стажа и работали, держались за это место и ждали выхода на пенсию по педагогическому стажу.

Также этот переход не решает вопрос заработной платы директора спортивной школы и его заместителей. Это же относится и к такой должности, как инструктор-методист, который в спортивной школе представляет собой довольно значимую фигуру. Так вот, в системе спорта такой специалист со всеми возможными надбавками сможет получить лишь чуть более 11 тыс. рублей. А требования к нему столь же высоки, как и ко всем остальным специалистам – иметь высшее образование, проходить постоянные переподготовки и т.д., а зарплата еще меньше, чем даже у детского тренера.

Это человеческий фактор, то есть то, что непосредственно затрагивает людей. А есть и сугубо материальные вещи. Например, при переходе детской спортивной школы из системы образования в систему спорта существенно меняются федеральные требования к ней. По предварительным подсчетам, чтобы соответствовать федеральным стандартам каждой школе по одному виду спорта в год потребуется примерно 100 млн. рублей. У какой спортивной школы у нас сейчас может быть такой бюджет!? И что делать – закрывать школы? Или же, как предлагается, объединять некоторые виды спора? Но это приведет к явному ухудшению результатов подготовки юных спортсменов.

Я был на «круглом столе» в Совете Федераций.  Там выступали директора школ из регионов, которые все отмечали, что объединение видов спорта приведет к ухудшению результатов. Сейчас много говорят о том, что необходимо развивать спорт высоких достижений. А как это делать, если детский спорт заранее обрекается на снижение результативности.  Я уже не говорю о том, что будет затронут и массовый спорт.

Так что, 412 – й закон, с моей точки зрения, не проработан до конца.

- У спортсменов есть, как мне представляется, одна большая проблема. Многие из них посвящают жизнь спорту и только ему. Но спортивный век – недолог. Наступает момент, когда необходимо покидать спортивную арену или стадион и начинать жизнь, так сказать, на гражданке. А у многих спортсменов нет никакой гражданской специальности. Как, с Вашей точки зрения, можно было бы помочь этим людям адаптироваться вне спорта?

-  Думаю, что здесь можно использовать зарубежный опыт. Скажем, для спортсменов-профессионалов разумно было бы из части их гонораров формировать личный пенсионный капитал, который потом пойдет на выплату пенсий. Например, такая практика существует в Греции. А, например, в некоторых странах бывшей Югославии практикуется начисление баллов. За золотую медаль  на Олимпийских играх и Чемпионатах Мира – столько-то, за серебряную – меньшее количество. А потом в зависимости от общей суммы баллов спортсмену начисляется та или иная пенсия.

Кроме того, для молодых спортсменов необходимо создать условия, при которых они могли бы параллельно с занятиями спортом получать какое-то образование или гражданскую профессию, как это существует в других странах. Я, например, по своему первому образованию – тренер-преподаватель физической культуры. А когда моя спортивная карьера подходила к концу, я серьезно задумался и, послушав советы старших товарищей, получил второе образование – государственное муниципальное управление.

Конечно, подготовить себя к уходу из спорта в гражданскую жизнь – личное дело каждого спортсмена. Но помогать им, конечно, необходимо.

- В Советском Союзе спорт был исключительно любительский. Во всяком случае, так провозглашалось. В современной России уже официально присутствует и любительский, и профессиональный спорт. Причем, о последнем мы много знаем из СМИ, в то время как любители явно остаются в тени. Ясно, что и затраты на них существенно разняться между собой – профессиональный спорт здесь вне конкуренции. Каково, с Вашей точки зрения, должно быть соотношение того и другого в стране?

- Я считаю, что профессиональный спорт должен сам себе зарабатывать деньги. И сам себя таким образом содержать. У нас же, скажем, большинство футбольных клубов существуют на бюджетные деньги. Как же они могут называться профессиональными клубами? Мало того, многие игроки этих клубов не хотят выступать за сборную России. Я считаю, что особенно в футболе есть огромный перекос между профессиональным и любительским спортом.

Что можно сделать, чтобы исправить такую диспропорцию?  Вероятно, те клубы, которые не входят в топовую категорию, не нужно приравнивать к профессиональным, а считать их любительскими. И у членов такого клуба будет выбор – или посвящать себя спорту без остатка и стремиться попасть в высшие лиги, или параллельно с выступлениями учиться, получать профессию, работать вне спорта. Кстати говоря, именно так и происходит во многих странах.

У нас же, я считаю, огромные бюджетные затраты на футбольные клубы не оправданы. И те результаты, которые показывают многие клубы, - не соответствуют тем деньгам, которые выделяются им. А если бы эти средства, например, пустить на развитие детского спорта, того же футбола? Представляете, сколько детских спортивных школ можно было бы открыть и развивать!?

- В профессиональном спорте есть, как мне кажется еще одна проблема, которая касается социальной справедливости. У нас в СМИ публикуются суммы гонораров профессиональных спортсменов. Они, эти доходы, кажутся просто заоблачными по сравнению с зарплатами врачей, учителей или тех же детских тренеров, о которых мы говорили в начале беседы…

- Да, тут есть большая проблема. Опять же, возьмем те же футбольные клубы. Я считаю, что футболисты должны играть, в первую очередь, для болельщиков. А между тем, у нас лишь единичные клубы могут собрать полный стадион. А на игры очень многих команд удается продать от 500 до 2-3 тысяч билетов, при том, что играют футболисты на современных стадионах, рассчитанных на десятки тысяч болельщиков! И для кого такие матчи?

И при этом спортсмены получают гигантские гонорары, которые, естественно, вызывают непонимание и раздражение в обществе.

-  В СССР массовый спорт, особенно детский, был поистине народным движением. Скажем, через «Кожаный мяч» или «Золотую шайбу» прошли без преувеличения сотни тысяч советских мальчишек. Как, с Вашей точки зрения, можно было бы возродить сегодня массовое спортивное движение?

- Сейчас по инициативе «Единой России» в некоторых регионах пытаются развивать массовый спорт, включая школьный и дворовый. Но, конечно, масштабы этого явления еще очень далеки от национального.

Рецептов тут можно дать множество. Например, в СССР было множество спортивных сообществ – «Локомотив», «Буревестник», «Трудовые резервы», «Урожай» и так далее. Фактически каждое крупное советское ведомство имело свое спортивное общество. Почему бы не вернуться к такой практике?

Беседовал Вадим Лапунов, парламентский корреспондент Агентства СЗК

Мнение эксперта

Фото: Фрагмент картины «Отчаянье, Старик в горе на пороге вечности», Винсент Ван Гог, 1890 г.

Всё–таки напрасно мы (простите, отдельные малосознательные элементы) порой занимаем критическую позицию по отношению к руководителям нашей экономики. На самом деле они люди слова. Сказали, что будут проводить непопулярные меры, и нате, пожалуйста! Налог на добавленную…

Интервью

Алексей Козырев: Россия – это тоже Европа, но другая Европа

У россиян старшего поколения понятие «философия» прочно ассоциируется с определением «марксистско-ленинская». Просто другой в советской действительно и не было, а эта «классовая», правильная пронизывала все поры тогдашнего общества. С тех пор немало воды утекло –…

Коротко

Валентина Матвиенко о неотвратимости приговора российским старикам

«Что касается отложить — нет, отложить нельзя. Если власть таким образом поступит, это будет безответственная власть. Обсуждать, корректировать… Но принимать надо, не откладывая, осенью этого года».

    Валентина МАТВИЕНКО, спикер Совета Федерации

    На злобу дня

    Артур Шопенгауэр о пенсионной реформе и повышении НДС в России

    "Государство — не что иное, как намордник для усмирения плотоядного животного, называющегося человеком, для придания ему травоядного характера".

      Артур ШОПЕНГАУЭР, немецкий философ

      Почему в России нельзя повышать пенсионный возраст, а цифрам «средней заработной платы» можно доверять примерно так же, как средней температуре пациентов по больнице.

      Книжный

      «Война на Донбассе. Оружие и тактика»

      В московском издательстве «Вече» вышла в свет книга военного историка Александра Широкорада «Война на Донбассе. Оружие и тактика». Событиям на Донбассе посвящены десятки книг. Но…

        Go to top