Пандемия пока опережает нас

Фото: https://yandex.ru Фото: https://yandex.ru

Впереди, по всем прогнозам, не меньше 7 – 8 месяцев пандемии. «Испанка» продолжалась 2,5 года. В малых и средних поселениях живут больше 100 млн чел. За пределами Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга (в них есть деньги и лучше всего развита медицина) – больше 120 млн чел. Как они выдержат это испытание? 

Еще недавно казалось, что 4 – 5 тыс. новых случаев этой «гнуси», как ее называют, в день – очень много. Но вот мы перешагнули рубеж в 10 тыс., сейчас – в 20 тыс. Население Франции в два с лишним раза меньше, чем в России. Число новых случаев в день - 58 тыс.  (6 ноября). В Бразилии живет на 40% больше людей, чем в России. Летом число новых случаев в день добиралось почти до 70 тыс. 

Значит, есть вероятность, что и мы можем увидеть 30 – 40 тыс. каждый день. Могут переболеть, только по официальной статистике, до 3 – 4 млн чел., или даже больше (Франция с кратно меньшим, чем у нас населением, сегодня – 1,6 млн, Бразилия – 5,6 млн). Число смертей по формулярам может приблизиться к 70 - 100 тысячам (в Бразилии – уже 160 тыс.). Или даже больше (по данным загсов, Росстата). В близком круге почти не осталось семей, где кто-либо не заболел. Часть – в статистику не попала. 

Хочется, конечно, чтобы произошло чудо, как в Нью-Йорке весной, когда в несколько дней пандемия вдруг взяла и испарилась сама. Но лучше готовиться к худшему. Главный удар в России обращен сейчас на регионы – на тех, у кого заведомо слабее экономика и гораздо хуже с деньгами и медициной, чем в столичных центрах. На Москву, Московскую область и Петербург приходится 39% заболевших (6 ноября). Значит, на остальных - больше 60% . 

А как там? Видно беспокойство «сверху». «Регионам не надо замалчивать проблемы» (2 ноября, Координационный совет по борьбе с распространением коронавирусной инфекции). Общей картины, насколько остра ситуация – нет. Но поток живой человеческой речи, мольб о помощи с мест, и даже из столиц – он есть, он очень силен. 

Какие «проблемы»? Дефицит лекарств (в ряде мест – отчаянный), рост их цен, задержки по всем линиям обороны – от тестов и прихода врачей до скорой и госпитализации. Задержки не часовые – дневные, и даже многодневные. Сбои в исполнении протоколов. Дефицит материальной инфраструктуры. И самое главное – отставание, постоянное отставание помощи, контроля – от течения болезни. Человек без помощи – когда система, призванная ему помогать, не впускает в себя, держит его на входе, а когда он попадает внутрь – помогает ему с бесконечными задержками и ошибками. И хорошо, если человек справляется сам, особенно в столицах, может всех поднять на ноги или даже пытаться тестироваться и лечиться частным образом. Звонит во все инстанции, не переставая. Идет к частникам. Но чем дальше в глубинке, тем меньше возможностей. Они постоянно убывают. И больной человек бродит в публичном пространстве, пытаясь добиться, достать, достучаться, распространяя вокруг себя – сами знаете что. 

Еще одно ощущение – кадровый надлом в медицине. В поликлиниках «убыль» врачей на 15 – 30% при 2-3-кратном росте потока больных (Омск). Все чаще – «у нас некому ездить на вызовы». В медуниверситетах - «народная мобилизация». Кратно возросли потребности в койках и кислороде. 

Сколько это может продолжаться? Если еще 7 – 8 месяцев, пусть даже волнами, то у экономики и здравоохранения регионов, у 100 с лишним млн человек вне столиц, должны быть ресурсы, прежде всего денежные – чтобы выдержать. И не пара десятков миллиардов, а, по меньшей мере, сотни на борьбу с пандемией. У нас не тронут Фонд национального благосостояния, в котором живых денег примерно 10 трлн рублей (в твердой валюте). 

На что тратить? Срочные закупки лекарств и оборудования – где угодно, чтобы сбить волну ажиотажного спроса и дефицита лекарств. Максимум выплат медперсоналу – многие увольняются, врачебная сеть может распасться. Кратное увеличение сети из переболевших добровольцев. Очень нужны рабочие руки – доставка, социальная помощь, коммуникации. Им – платить. Аренда машин для врачей. Финансовая помощь, выплаты тем, кому за 65, в регионах. Им за все время пандемии не выплачено ни копейки. А именно они – в группе риска. 

Массовые закупки плазмы тех, кто у кого уже есть антитела - очень эффективное средство. Развертывание военной медицины – тоже требует денег. Выплаты родителям за детей в начальных классах школы и детских садах. Школы, вузы, детские сады, секции, кружки – повсеместно закрыть, это ключевой источник инфекции. Одновременно, по всей России, хотя бы на 3 недели. 

Кто-то должен сказать, что без глубокого, национального локдауна мы с пандемией не справимся. Посмотрите на США - третья волна, рубят хвост по кусочкам. Уже выше 100 тысяч заболеваний в сутки. Европа постепенно переходит ко всё более глубоким локдаунам. Франция, Бельгия, Португалия, Чехия, Дания, Греция и др. Израиль объявил 2-й национальный локдаун - и только так справился с цунами. С более, чем 9000 новых случаев в день (1 октября), он спустился до 400 (18 октября) и сегодня, открывшись, продолжает быть на уровне 400 – 500. За 18 дней! Быстрая хирургическая операция вместо многомесячных мучений и краха экономики. 

Может быть, это возможно в России - перерыв максимума связей хотя бы на 3 недели? Смена курса, пока не поздно и пока мы не втянулись в длинную, мучительную зиму? Давайте подумаем, вдруг это решение! Пандемия пока опережает нас. 

Яков Миркин

Мнение эксперта

Фото: https://yandex.ru

Вот уже несколько дней общественное пространство сотрясают либерально-шекспировские страсти по не то политику, не то мессии Навальному. Плохой, откровенно дешёвый спектакль, разыгранный совершенно очевидно кем, понятно зачем и ясно для кого, продолжает набирать обороты, и…

Коротко

Фото: https://yandex.ru

"Уход Зюганова однозначно повлияет на положение партии. КПРФ в итоге может вообще рассыпаться, потому что за спиной партийной номенклатуры нет никакой реальной массовой организации. Аппаратчики КПРФ никак не связаны с интересами простых людей, людей труда. Уверен, что в ближайшее время лишится лидера и ЛДПР. Долгая политическая жизнь Жириновского стремится к финалу, и он скоро оставит пост председателя. А это смертельно для партии, построенной как персоналистский проект, как партия одного человека. Наследие оба политика оставят похожее — маргинальные региональные отделения, руководящие органы которых наполнены глубоко коммерческими, а порой и просто околокриминальными личностями. ЛДПР не имеет ничего общего с настоящей массовой партией. Как ничего общего не имеет КПРФ с коммунистическими или социалистическими партиями".

    Максим СУРАЙКИН, лидер партии «Коммунисты России»

    Журнал «Отечественные записки» на творческом вечере у Сергея Сибирцева в Центральном доме кинематографистов 15 марта 2021 года.

    Книжный

    Фото: https://yandex.ru

    В ноябре нынешнего года в московском издательстве «Вече» вышла новая книга российского военного историка Александра Широкорада «ПВО в Великой Отечественной войне». В этой уникальной книге…

      Go to top