Польша в поиске индульгенций своим преступлениям во время войны

Не просто так премьер Израиля Нетаньяху на прошлой неделе, обращаясь к польским властям, заявил: «Польский закон безоснователен, и я категорически против. Нельзя менять историю. Нельзя отрицать Холокост. Я поручил израильскому послу в Польше встретиться с премьер-министром страны и выразить ему нашу жесткую позицию против этого закона». 

О каком законе речь? А вот о каком. На днях польский сейм принял пакет поправок к закону об Институте национальной памяти, которые предусматривают административное и уголовное преследование за обвинение поляков в причастности к уничтожению евреев. В частности, за употребление термина «польские лагеря смерти» предусмотрено наказание в виде лишения свободы до трех лет. Поправки подгадали аккурат к Всемирному дню памяти жертв Холокоста. 

Немецкие солдаты и жители польского города Томашов-Мазовецкий смотрят на еврея, которому принудительно стригут бороду

Трудно сказать, какими документальными фактами польские власти обосновывали свое законодательное решение, но желание любыми способами замолчать историческую правду заметно «невооруженным глазом». Это вообще новый тренд в европейской политике, когда неудобные темы и вопросы становятся предметом уголовного преследования, как будто можно заткнуть рот правде. 

Взять, например, такой факт вопиющего зверства, когда 6 октября 1938 года правительство независимой Польши объявило все польские паспорта недействительными, если до конца месяца в них не появятся специальные отметки, чтобы отсечь проживающих за пределами страны своих граждан еврейской национальности. В результате польские евреи, находившиеся на тот момент в Германии, должны были лишиться польских паспортов. По приказу Гейдриха, к германско-польской границе были доставлены 17 тысяч евреев с гражданством Польши, и в ночь с 28 на 29 октября их погнали через границу «домой». 

Почти трое суток несчастные люди метались взад-вперед по нейтральной полосе в пограничном местечке Збонщин, попадая под обстрел то поляков, то немцев. А ведь 30 октября истекал срок действия их паспортов! Именно с этого случая, по мнению историков, с гибели в ходе «збонщинского инцидента» ганноверского портного Зенделя Гришпана, начался тот самый Холокост. 

Американский историк Хогган признал, что до начала войны обращение с евреями в Польше было даже хуже, чем в Германии. По приведенным им данным, с 30 января 1933 г. до 8 ноября 1936 г. из Польши бежало 600 тыс. евреев, в то время как из Германии за тот же период – 170 тысяч. 

Безусловно, сеть лагерей смерти на территории Польши была построена немцами. Хотя богатый опыт самостоятельного возведения концентрационных лагерей имелся и у самих поляков – например, лагеря в Тухоли и Стшалкове, в которых в 20-е годы польскими властями были зверски умерщвлены, по некоторым данным, до 80 тысяч пленных красноармейцев. И этот опыт кое-кому пригодился и во время немецкой оккупации. 

Ошельмованный на родине польский историк, профессор Ян Грабовский, сын еврея, выжившего в годы войны на территории Польши, автор книги «Охота на евреев» так характеризует происходящее в стране: «Как историк, я думаю, что попытка скрыть не очень героические моменты нашего прошлого – что делается в Польше с большим энтузиазмом – это профессиональное преступление, это аморально, а в долгосрочной перспективе к тому же неэффективно и глупо»

В своей книге профессор Грабовский утверждает, что охота на евреев, безусловно, велась под контролем немцев, но поляки принимали в ней самое непосредственное участие: это и сельские жители, которые несли «ночные вахты», и местные осведомители, и полицейские, и пожарные, и другие. 

Муниципальный работник очищает оскверненный мемориал в Едвабно

Например, из окрестностей города Домброва-Трановска, где до войны проживало 5 тысяч евреев, почти всех увезли в лагерь смерти Белзиц. Лишь 500 человек попытались найти убежище у поляков. Выжило 38. Остальных предали или убили их же соседи. Грабовский описывает немало случаев, когда поляки сначала укрывали евреев, а потом начинали вымогать у них деньги. «Такой была трагическая история Ривки Гликман и двух ее сыновей, которые в 1942 году нашли укрытие в доме Михаила Кузика, поляка, жителя Домброва-Трановска. До 1944 года он держал их взаперти, пока они ему платили. Но за три месяца до того, как в этот район вошли советские войска, деньги у них закончились, и он зарубил всех троих топором», – пишет профессор Грабовский. 

Понятно, что многие польские семьи оказывали бескорыстную помощь евреям, рискуя собственной жизнью, – согласно исследованию, опубликованному польским национальным Институтом памяти, около 700 поляков были казнены за то, что помогали евреям прятаться. Однако это не должно и не может рассматриваться в качестве предлога для замалчивания преступлений против евреев других поляков. Героизм одних не является индульгенцией преступлений других. 

Профессор Грабовский не единственный, кто предал гласности подобные факты. В Институте еврейской истории Варшавы можно ознакомиться с дневником учителя из города Луков Станислава Жеминского, погибшего в Майданеке в 1943 году. «Было ясно, что и наши дорогие полицейские (поляки) поучаствуют в резне, ведь известно, что они – животные. Но все оказалось еще трагичнее – выяснилось, что и рядовые поляки, добровольцы, были заодно с ними», – свидетельствует Жеминский. 

Он сообщает, как польские фермеры окружили одну из деревень, желая получить назначенное немцами вознаграждение. «Они выводили евреев из домов, выискивали в полях и огородах, – пишет учитель. – Еще не успевали смолкнуть выстрелы, как они спешили осмотреть доставшееся им имущество. Тела евреев еще не остыли, как они уже писали заявления на их дома, магазины, мастерские и земельные участки. Они добровольно вызвались участвовать в этой охоте, без малейшего принуждения». 

А чудовищный погром в Едвабне в Белостокской области Белорусской ССР (ныне Польша)? Об этом тоже нельзя будет говорить в современной Польской Республике? Долгое время считалось, что массовое убийство 1600 евреев совершили немцы. Однако в 2001 году мир облетело страшное открытие. «В июле 1941 года большая группа живших в Едвабне поляков приняла участие в жестоком уничтожении почти всех проживающих там же евреев. Сначала их убивали поодиночке – палками, камнями, мучили, отрубали головы, оскверняли трупы. Потом, 10 июля, около полутора тысяч оставшихся в живых были загнаны в овин и сожжены живьём», – пишет американский историк Ян Томаш Гросс. 

Даже польская правительственная комиссия, расследовавшая события в Польше, относящиеся к началу Второй мировой войны, пришла к выводу, что за время войны поляки совершили военные преступления против своих соседей-евреев как минимум в 24 районах страны. 

10 июля 2001 года Президент Польши Александр Квасневский извинился перед евреями за преступления против них, совершенные поляками 60 лет назад

И вот январь 2018 года. За попытки упрекнуть поляков в причастности к военным преступлениям в годы Второй мировой войны в Польше предусматривается уголовное (!) преследование. 

«Этот закон не только не смывает мрачных пятен прошлого, но добавляет новое пятно в настоящем. Этот закон не изменит прошлого, но опасен для будущего», – заявила бывшая министр иностранных дел Израиля Ципи Ливни. Другой политик, лидер партии «Еш Атид» Яир Лапид бросил в лицо польским дипломатам: «Я сын выжившего в холокосте. Моя бабушка была убита в Польше немцами и поляками. Я не нуждаюсь в уроках истории Холокоста от вас». 

Похоже, главный скандалист Европейского союза совсем потерял голову и ступил на слишком тонкий лед. Ранее польские власти заявили о своем нежелании видеть Россию среди участников проекта по созданию музея лагеря смерти «Собибор» и призвали присоединиться к этому решению Израиль. Тогда же премьер Израиля Беньямин Нетаньяху однозначно заявил: «Мы, и я лично, никогда не забываем ту историческую роль, которая была у России и у Советской армии в победе над фашизмом, в этом контексте Израиль не может выступать против участия России в важном проекте в бывшем концлагере Собибор». 

Сегодня режим Анджея Дуды надумал вырядиться в белые одежды, не позабыв измазать грязью историческое прошлое своих соседей. Но это вряд ли у них получится. Потому что, как ни жги неугодные книги, как ни переписывай историю, все тайное, как известно, обязательно станет явным. И затыкая рот своим гражданам, у воинственной Польши не получится заткнуть рот всему миру. 

Сергей Кизюк, Агентство СЗК

 

Мнение эксперта

Владимир Капитонов: Российских пенсионеров ждет «Юрьев день»

Тема повышения пенсионного возраста надвигается на нас с неизбежностью цунами – от неё не спрятаться, не убежать. «Зародилась» она еще в 2012 году, когда бывший министр финансов, глава совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин заявил,…

Интервью

Елена Ткач: Жители «Патриков» против памятника Булгакову!

В Москве множество памятников. По состоянию на 31 октября 2016 года (справочник «Памятники монументального искусства Москвы») их в столице насчитывается  783.  У всех этих монументов разный статус: объекты культурного наследия федерального значения (60 штук), регионального…

Коротко

Валерий Зорькин о балансе справедливости и закона в современном мире

"Отказываясь в конце 80-х годов XX века от коммунистической идеологии, мы исходили из того, что понимание справедливости как равенства, как соответствия между деянием и воздаянием обеспечивает максимальную свободу человека. Нас убеждали, что Запад живет по этим принципам и считает их универсальными, но события последнего времени сыграли для многих из нас сыграли роль разрушителей такой уютной картины мира. Я говорю о той ошеломляющей практике фальсификации справедливости и права... Дело Скрипалей показало, что если при оценке спорной ситуации отказаться от понимания справедливости как равенства, соответствия предсказуемой и понятной каждому разумному человеку связи между деянием и воздаянием, между виной и ответственностью, между обвинением и доказательствами, а вместо этого ориентироваться на партикулярное чувство справедливости, апеллирующее к аргументам морального характера, то можно получить ситуацию хаоса".

    Валерий ЗОРЬКИН, председатель Конституционного суда РФ

    На злобу дня

    Людвиг Эрхард о трудной задаче нового срока Президента РФ

    "Компромисс: искусство разделить пирог так, чтобы каждый был уверен, что лучший кусок достался ему"

      Людвиг ЭРХАРД, германский экономист и политический деятель

      Выступление министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Лаврова на Мюнхенской конференции по безопасности на тему «Будущее отношений Россия - ЕС».

      Книжный

      «Война на Донбассе. Оружие и тактика»

      В московском издательстве «Вече» вышла в свет книга военного историка Александра Широкорада «Война на Донбассе. Оружие и тактика». Событиям на Донбассе посвящены десятки книг. Но…

        Go to top